суббота, 30 марта 2013 г.

Посторонний

 
    Он  попробовал  переменить  тему  разговора --  спросил, почему  я называю его "господин кюре",  а не "отец мой".  У меня не выдержали нервы, я ответил, что он не мой отец, он в другом лагере.

     -- Нет, сын мой, -- сказал он, положив  мне руку на плечо. -- Я с вами, с  вами.  Но  вы  не  видите этого,  потому что у вас  слепое сердце. Я буду молиться за вас.